Русский
Русский
English
Статистика
Реклама

Перевод История интернета, эра фрагментации, часть 4 анархисты



<< До этого: Статисты

Примерно с 1975 по 1995 годы компьютеры становились доступнее гораздо быстрее, чем компьютерные сети. Сначала в США, а потом и в других богатых странах компьютеры стали обычным делом для обеспеченных домохозяйств, и появились почти во всех институтах. Однако если у пользователей этих компьютеров появлялось желание объединить свои машины для обмена электронной почтой, скачивания программ, поиска сообществ для обсуждения любимых хобби у них было не так уж много возможностей. Домашние пользователи могли соединяться с такими сервисами, как CompuServe. Однако до тех пор, пока в конце 1980-х сервисы не ввели фиксированную ежемесячную оплату, стоимость подключения оплачивалась за каждый час, и тарифы были доступны далеко не всем. Некоторые студенты университетов и преподавательский состав могли подсоединяться к сетям с коммутацией пакетов, но большинству это было недоступно. К 1981 году доступ к ARPANET был только у 280 компьютеров. CSNET и BITNET в итоге включат в себя сотни компьютеров, однако они начали работу только в начале 1980-х. А в то время в США было более 3000 институтов, где студенты получали высшее образование, и практически во всех них стояло по несколько компьютеров, от больших мейнфреймов до мелких рабочих станций.

Сообщества, домашние мастера и учёные, не получившие доступ к сети, обратились к одинаковым техническим решениям, позволявшим им связываться друг с другом. Они взломали старую добрую телефонную систему, сеть Белла, превратив её во что-то вроде телеграфа, передающего вместо голосов цифровые сообщения, а на их основе сообщения от компьютера к компьютеру по всей стране и всему миру.



Это были одни из самых ранних децентрализованных [peer-to-peer, p2p] компьютерных сетей. В отличие от CompuServe и других централизованных систем, к которым подсоединялись компьютеры, подсасывая у них информацию будто телята молоко, информация распространялась по децентрализованным сетям на манер кругов на воде. Она могла начаться где угодно, и куда угодно прийти. И всё равно в них зародились жаркие споры по поводу политики и власти. Когда в 1990-х внимание сообщества привлёк интернет, многие считали, что он уравняет социальные и экономические связи. Позволив всем связываться со всеми, посредники и бюрократы, доминировавшие в наших жизнях, будут отрезаны. Наступит новая эра прямой демократии и открытых рынков, где у всех будут равные голоса и равный доступ. Такие пророки, возможно, воздержались бы от подобных обещаний, изучив судьбу Usenet и Fidonet 1980-х. Техническая их структура была очень плоской, однако любая компьютерная сеть является лишь частью человеческого сообщества. А человеческие сообщества, как их ни размешивай и не раскатывай, всё равно остаются полны комочков.

Usenet


Летом 1979 жизнь Тома Траскота напоминала мечту любого юного любителя компьютеров. Он недавно получил диплом по информатике в университете Дьюка, интересовался шахматами, и проходил интернатуру в штаб-квартире Лабораторий Белла в Нью-Джерси. Именно там у него был шанс пообщаться с создателями Unix новейшего повального увлечения, захлестнувшего мир научных вычислений.

Истоки Unix, как и самого интернета, лежат в тени американской политики телекоммуникаций. Кен Томпсон и Деннис Ритчи из лабораторий Белла в конце 1960-х решили создать более гибкую и урезанную версию массивной системы Multics из MIT, в создании которой они участвовали как программисты. Новая ОС быстро стала хитом в лабораториях, завоевав популярность как скромными требованиями к железу (благодаря чему она запускалась даже на недорогих машинах) так и высокой гибкостью. Однако AT&T не могла заработать на этом успехе. По соглашению от 1956 года с министерством юстиции США, AT&T была обязана продавать лицензию на все технологии, не связанные с телефонией, по разумным ценам, и не заниматься никаким другим бизнесом, кроме обеспечения коммуникаций.

Поэтому AT&T начала продавать лицензию на Unix университетам для использования в научных целях на очень выгодных условиях. Первые лицензиаты, получившие доступ к исходному коду, начали создавать и продавать собственные варианты Unix, из которых стоит отметить Berkeley Software Distribution (BSD) Unix, созданную в флагманском кампусе Калифорнийского университета. Новая ОС быстро захлестнула академическое сообщество. В отличие от других популярных ОС типа DEC TENEX / TOPS-20, она могла работать на железе различных производителей, и многие из таких компьютеров были весьма недорогими. Беркли распространял программу по незначительной цене, в дополнение к скромной стоимости лицензии от AT&T. К сожалению, точных цифр я найти не смог.

Траскоту казалось, что он находится в источнике всех вещей. Он провёл лето в роли интерна у Кена Томпсона, и начинал каждый день с нескольких волейбольных матчей, затем по наступлению полдня работал, а ужин в виде пиццы делил со своими кумирами, после чего допоздна сидел, записывая код для Unix на языке С. По окончанию интернатуры он не захотел терять связь с этим миром, поэтому, как только он вернулся в университет Дьюка осенью, он придумал, как подсоединить компьютер PDP 11/70 из департамента информатики к кораблю-матке в Мюррей-Хилл при помощи программы, написанной его бывшим коллегой, Майком Леском. Программа называлась uucp Unix to Unix copy и была одной из набора uu-программ, входивших в недавно вышедшую ОС Unix версии 7. Программа позволяла одной Unix-системе связываться с другой по модему. Конкретно, uucp позволяла копировать файлы между двумя соединившимися по модему компьютерами, что позволяло Траскоту обмениваться емейлами с Томпсоном и Ритчи.


Том Траскот

Джим Эллис, ещё один аспирант из института Траскота, установил новую версию Unix 7 на компьютер университета Дьюка. Однако обновление принесло не только плюсы, но и минусы. Распространяемая группой пользователей Unix программа USENIX, предназначенная для рассылки новостей среди всех пользователей конкретной системы Unix, в новой версии перестала работать. Траскот и Эллис решили заменить её новой собственной программой, совместимой с 7-й системой, наделить её более интересными возможностями, и вернуть улучшенную версию в сообщество пользователей в обмен на престиж и почёт.

В то же самое время Траскот использовал uucp для связи с машиной под управлением Unix, стоявшей в университете Северной Каролины, в 15 км к юго-западу, в Чапел-Хилле, и общался с тамошним студентом Стивом Беловиным.

Неизвестно, как Траскот и Беловин познакомились, однако возможно, что они сблизились на почве шахмат. Оба они участвовали в ежегодном шахматном турнире Ассоциации компьютерных систем, хотя не в одно и то же время.

Ещё Беловин делал собственную программу для распространения новостей, в которой, что интересно, была концепция новостных групп, разбитым по темам, на которые можно было подписываться вместо одного канала, в который сваливались все новости. Беловин, Траскот и Эллис решили объединить усилия и написать сетевую систему новостей с новостными группами, которая использовала бы uucp для распространения новостей по разным компьютерам. Они хотели распространять новости, связанные с Unix, среди пользователей USENIX, поэтому и назвали свою систему Usenet.

Университет Дьюка должен был служить центральным информационно-аналитическим центром, и использовать автодозвон и uucp, чтобы соединяться со всеми узлами сети через равные промежутки времени, забирать обновления новостей и отдавать новости других членов сети. Беловин написал изначальный код, однако он работал на скриптах программной оболочки, поэтому был очень медленным. Тогда Стивен Дэниел, ещё один аспирант университета Дьюка, переписал программу на С. Версия Дэниела стала известной под названием A News. Эллис рекламировал эту программу в январе 1980 на конференции Usenix в Болдере, Колорадо, и раздал все восемьдесят её копий, принесённых с собой. К следующей конференции Usenix, проходившей летом, её организаторы уже включили A News в пакет программ, распространявшийся среди всех участников.

Создатели описывали эту систему, как ARPANET для бедных. Вы, возможно, не считаете университет Дьюка каким-то второсортным, однако в то время у него не было такого влияния в мире информатики, которое позволило бы ему подключиться к этой премиальной американской компьютерной сети. Но на доступ в Usenet разрешения не требовалось нужна была только система Unix, модем и возможность платить по счетам за телефон за регулярную передачу новостей. К началу 1980-х этим требованиям могли удовлетворить практически все институты, где давали высшее образование.

К Usenet присоединились и частные компании, что способствовало ускорению распространения сети. Digital Equipment Corporation (DEC) согласилась взять на себя роль посредника между университетом Дьюка и Калифорнийским университетом в Беркли, уменьшив стоимость счетов за междугородние звонки и передачу данных между побережьями. В результате Беркли на западном побережье стал вторым узлом Usenet, и соединял сеть с Калифорнийскими университетами в Сан-Франциско и Сан-Диего, а также с другими учреждениями, включая Sytek, одну из первых компаний, занимавшуюся бизнесом, связанным с LAN. В Беркли также располагался и узел ARPANET, что позволило наладить связь между Usenet и ARPANET (после того, как программу обмена новостей ещё раз переписали Марк Хортон и Мэтт Гликман, назвав её B News). Узлы ARPANET начали набирать контент из Usenet и наоборот, хотя правила ARPA, строго говоря, запрещали связываться с другими сетями. Сеть бысто росла, от пятнадцати узлов, обрабатывающих по десять постов в день в 1980, до 600 узлов и 120 постов в 1983, а потом 5000 узлов и 1000 постов в 1987.

Изначально её создатели рассматривали Usenet как способ связи для членов сообщества пользователей Unix и обсуждения разработки этой ОС. Для этого они создали две группы, net.general и net.v7bugs (в последней обсуждались проблемы с новейшей версией). Однако они оставили в системе возможности свободного расширения. Кто угодно мог создать новую группу в иерархии net, и пользователи быстро начали добавлять далёкие от техники темы, к примеру, net.jokes. Точно так же, как кто угодно мог отправлять что угодно, получатели могли игнорировать группы по своему выбору. К примеру, система могла подключиться к Usenet и запрашивать данные только по группе net.v7bugs, игнорируя остальной контент. В отличие от тщательно спланированной ARPANET, Usenet организовывалась самостоятельно, и росла на анархический манер без присмотра сверху.

Однако в этой искусственно демократической среде быстро нарисовался иерархический порядок. Определённый набор узлов с большим количеством связей и большим трафиком стали считать хребтом [backbone] системы. Этот процесс развивался естественным путём. Поскольку каждая передача данных с одного узла на другой добавляла задержку в коммуникациях, каждому новому узлу, подключавшемуся к сети, хотелось связаться с узлом, уже имеющим большое количество подключений, чтобы минимизировать количество скачков, требовавшихся для распространения его сообщений по сети. Среди узлов хребта встречались как образовательные, так и корпоративные организации, и обычно каждым местным компьютером руководил какой-нибудь своенравный человек, добровольно бравший на себя неблагодарное дело по администрированию всего, что проходит через компьютер. Таковы были Гари Мураками из подразделения лабораторий Белла в Индиан-Хилс в штате Иллинойс, или Джин Спэффорд из технологического института Джорджии.

Самое значительное проявление власти администраторов узлов из этого хребта случилось в 1987, когда они продавили реорганизацию пространства имён новостных групп, введя семь новых разделов первого уровня. Там были такие разделы, как comp для компьютерных тем, и rec для развлечений. Подразделы иерархически организовывались под большой семёркой к примеру, группа comp.lang.c для обсуждения языка С, и rec.games.board для обсуждения настольных игр. Группа бунтарей, посчитавшая это изменение переворотом, организованным Хребтовой кликой, создали собственное ответвление от иерархии, заглавной директорией которого была alt, и свой параллельный хребет. Туда входили темы, считавшиеся неприличными для большой семёрки к примеру, секс и лёгкие наркотики (alt.sex.pictures), а также всякие причудливые сообщества, которые чем-то не понравились админам (к примеру, alt.gourmand; админы предпочитали безобидную группу rec.food.recipes).

К тому времени ПО, поддерживающее Usenet, расширили за пределы распространения обычного текста, и ввели поддержку двоичных файлов (названных так потому, что они содержали произвольные двоичные цифры). Чаще всего среди файлов были пиратские компьютерные игры, порнографические картинки и фильмы, бутлегерские записи с концертов и другой незаконный материал. Группы в иерархии alt.binaries попали в список самых часто блокируемых на серверах Usenet из-за их сочетания высокой стоимости (картинки и видео отнимали гораздо больше трафика и места для хранения, чем текст) и спорного юридического статуса.

Но, несмотря на всю эту полемику, к концу 1980-х Usenet стал местом, где компьютерные знатоки могли найти между народные сообщества, состоявшие из единомышленников. За один только 1991 год Тим Бернерс-Ли объявил о создании всемирной сети WWW в группе alt.hypertext; Линус Торвальдс попросил оставлять в группе comp.os.minix отзывы о его новом небольшом проекте Linux; Питер Адкисон, благодаря рассказу о своей игровой компании, который он запостил в группу rec.games.design, познакомился с Ричардом Гарфилдом. Их совместная работа привела к созданию популярной карточной игры Magic: The Gathering.

FidoNet


Однако несмотря на то, что ARPANET для бедных постепенно расползался по всему земному шару, любители микрокомпьютеров, ресурсов у которых было гораздо меньше, чем у самого захудалого колледжа, в основном были отрезаны от электронных коммуникаций. ОС Unix, которая по стандартам академических учреждений была дешёвым и сердитым вариантом, была недоступной для владельцев компьютеров с 8-битными микропроцессорами, на которых работала ОС CP/M, мало на что способная, кроме как на обеспечение работы с накопителями. Однако вскоре они начали свой собственный простейший эксперимент по созданию очень дешёвой децентрализованной сети, и началось всё с создания досок объявлений bulletin boards.

Возможно, что из-за простоты идеи и огромного количества любителей компьютеров, существовавших в то время, электронную доску объявлений (BBS) могли изобрести несколько раз. Но по традиции, первенство признаётся за проектом Ворда Кристенсена и Рэнди Сьюесса из Чикаго, который они запустили во время затяжной метели 1978 года. Кристенсен и Сьюесс были любителями компьютеров, обоим было по 30 с чем-то лет, и оба ходили в местный компьютерный клуб. Они уже давно планировали создать в компьютерном клубе собственный сервер, куда члены клуба могли бы загружать новостные статьи при помощи ПО для передачи файлов по модему, которое Кристенсен написал для CP/M домашний эквивалент uucp. Но метель, задержавшая их дома на несколько дней, дала им необходимый стимул для того, чтобы начать над ним работу. Кристенсен в основном занимался ПО, а Сьюесс железом. В частности, Сьюесс разработал схему, автоматически перезагружавшую компьютер в режим с запущенной программы BBS каждый раз, когда он обнаруживал входящий звонок. Этот хак был необходим для того, чтобы система гарантированно находилась в подходящем состоянии для приёма этого звонка таково было шаткое состояние домашнего железа и ПО в те времена. Своё изобретение они назвали CBBS, компьютеризованной доской объявлений, однако позже большинство системных операторов (или сисопов) опускали для краткости С, и называли свой сервис просто BBS. В первое время BBS также называли RCP/M, то есть удалёнными CP/M (remote CP/M). Подробности своего детища они описали в популярном журнале для компьютерщиков Byte, и вскоре за ними последовала толпа имитаторов.

Удобрило цветущую сцену BBS новое устройство Hayes Modem. Деннис Хайес был ещё одним любителем компьютеров, и ему очень хотелось подключить к своей новой машине модем. Но существовавшие в продаже коммерческие экземпляры попадали всего в две категории: устройства, предназначенные для бизнес-покупателей, и, следовательно, слишком дорогие для домашних любителей, и модемы с акустической связью. Чтобы связаться с кем-либо по акустическому модему, сначала нужно было дозвониться кому-то по телефону или ответить на вызов, а потом положить на модем трубку так, чтобы он мог общаться с модемом на другом конце. Автоматизировать исходящий или входящий звонок таким образом не представлялось возможным. Поэтому в 1977 году Хайес разработал, сделал и начал продавать собственный модем с передачей данных со скоростью 300 бит в секунду, который можно было вставлять внутрь своего компьютера. В своей BBS Кристенсен и Сьюесс использовали одну из этих ранних моделей хайесовского модема. Однако первым прорывным продуктом Хайеса оказался Smartmodem 1981 года, поставлявшийся в отдельном корпусе, с собственным микропроцессором, и соединявшимся с компьютером по последовательному порту. Продавался он по $299, что было вполне доступно любителям, обычно тратившим на свои домашние компьютеры по несколько сотен долларов.


Hayes Smartmodem на 300 бод

Одним из них был Том Дженнингс, и именно он запустил проект, который стал чем-то вроде Usenet для BBS. Он работал программистом в компании Phoenix Software в Сан-Франциско, и в 1983 году решил написать собственную программу для BBS, только не для CP/M, а для самой новой и лучшей Ос для микрокомпьютеров Microsoft DOS. Назвал он её Fido [типичное имя для собаки], в честь компьютера, который он использовал на работе, названного так потому, что он состоял из жуткой мешанины разных комплектующих. Джон Мэдил, продавец из компании ComputerLand в Балтиморе, узнал о Fido и позвонил Дженнингсу через всю страну, чтобы попросить его помочь так изменить его программу, чтобы она запускалась на его компьютере DEC Rainbow 100. Эта парочка начала совместно работать над ПО, а затем к ним присоединился ещё один любитель Rainbow, Бен Бейкер из Сент-Луиса. Троица потратила значительное количество денег на междугородные звонки, пока они заходили на машины друг друга по ночам, чтобы поболтать в чатах.

В процессе всех этих переговоров на разных BBS в голове у Дженнингса начала зарождаться идея он мог создать целую сеть из BBS, которые обменивались бы сообщениями по ночам, когда стоимость междугородней связи была небольшой. Эта идея не была новой многие любители представляли себе такую передачу сообщений между BBS, ещё со времён появления статьи Кристенсена и Сьюесса в Byte. Однако они обычно предполагали, что для того, чтобы эта схема заработала, нужно сначала достичь очень высокой плотности BBS и построить сложные правила маршрутизации, чтобы все звонки оставались местными, то есть, недорогими, даже когда при передаче сообщений от одного побережья к другому. Однако Дженнингс провёл быстрые расчёты и понял, что при увеличившейся скорости модемов (любительские модемы работали уже на скорости 1200 бит/сек) и уменьшающихся междугородних тарифах такие хитрости были уже не нужны. Даже при значительном увеличении трафика сообщений можно было передавать тексты между системами, тратя всего по несколько баксов за ночь.


Том Дженнингс, кадр из документального фильма 2002 года

Тогда он добавил к Fido ещё одну программу. С часу до двух ночи Fido закрывалась и запускалась FidoNet. Она проверяла список исходящих сообщений в файле со списком узлов. У каждого исходящего сообщения был номер узла, а каждый элемент списка обозначал узел сети Fido BBS у которого рядом был указан телефонный номер. Если исходящие сообщения находились, FidoNet по очереди набирала телефоны соответствующих BBS из списка узлов и передавала их программе FidoNet, ожидавшей звонка с той стороны. Внезапно у Мэдилла, Дженнингса и Бейкера появилась возможность легко и просто совместно работать, хотя и ценой задержки реакции. Они не получали сообщений днём, передача сообщений шла по ночам.

До этого любители редко связывались с другими любителями, жившими в другой местности, поскольку в основном звонили на местные BBS бесплатно. Но если эта BBS была соединена с FidoNet, то пользователи внезапно получали возможность обмениваться электронными письмами с другими людьми по всей стране. Схема сразу оказалась невероятно популярной, и количество пользователей FidoNet начало быстро расти, и за год достигло 200. В связи с этим у Дженнингса всё хуже и хуже получалось обслуживать собственный узел. Поэтому во время первой встречи FidoCon, прошедшей в Сент-Луисе, Дженнингс и Бейкер встретились с Кеном Капланом, ещё одним фанатом DEC Rainbow, который вскоре взял на себя одну из важных ролей в руководстве FidoNet. Они придумали новую схему, делящую Северную Америку на подсети, каждая из которых состоит из местных узлов. В каждой из подсетей один административный узел брал на себя ответственность по управлению местным списком узлов, принимал входящий трафик для своей подсети, и передавал сообщения соответствующим местным узлам. Над слоем подсетей были зоны, покрывавшие весь континент. При этом система всё ещё поддерживала один глобальный список узлов, содержавший телефонные номера всех подключённых к FidoNet компьютеров в мире, поэтому теоретически любой узел мог напрямую позвонить на любой другой для доставки сообщений.

Новая архитектура позволила системе продолжать расти, и к 1986 году она увеличилась до 1000 узлов, а к 1989 до 5000. У каждого из этих узлов (который представлял собой BBS) было в среднем по 100 активных пользователей. Два самых популярных приложения были простейший обмен почтой, который Дженнингс встроил в FidoNet, и Echomail, созданный Джеффом Рашем, сисопом BBS из Далласа. Echomail был функциональным эквивалентом новостных групп Usenet, и позволял тысячам пользователей FidoNet вести публичные обсуждения на различные темы. Эхи, как называли отдельные группы, имели одиночные названия, в отличие от иерархичной системы Usenet, от AD&D до MILHISTORY и ZYMURGY (изготовление пива в домашних условиях).

Философские взгляды Дженнингса тяготели к анархии, и он хотел создать нейтральную платформу, которой управляли бы только технические стандарты:

Я сказал пользователям, что они могут делать всё, что хотят. Я уже восемь лет придерживаюсь такой точки зрения, и у меня не было проблем с поддержкой BBS. Проблемы есть только у людей с фашистскими наклонностями, стремящихся держать всё под контролем. Я считаю, что если чётко заявить, что за соблюдением правил следят звонящие мне даже говорить об этом неприятно если звонящие определяют контент, то они смогут дать отпор всяким козлам.

Однако как и в случае с Usenet, иерархическая структура FidoNet дала возможность некоторым сисопам получить больше власти, чем было у других, и поползли слухи о появлении могущественной клики (на этот раз базирующейся в Сент-Луисе), которая хочет забрать у людей управление сетью. Многие боялись, что Каплан или другие люди из его окружения попытаются коммерциализировать систему и начнут брать деньги за использование FidoNet. Особенно сильные подозрения возникали по поводу International FidoNet Association (IFNA), некоммерческой ассоциации, которую основал Каплан для того, чтобы оплатить часть стоимости обслуживания системы (особенно междугородные звонки). В 1989 году казалось, что эти подозрения реализовались, когда группа лидеров IFNA продавила референдум за то, чтобы сделать каждого сисопа FidoNet членом IFNA, и сделать ассоциацию официальной организацией, управляющей сетью, и отвечающей за все её правила и нормы. Идея провалилась, и IFNA исчезла. Конечно, отсутствие символической управляющей структуры не означало, что в сети нет реальной власти; администраторы региональных списков узлов вводили свои произвольные правила.

Тень интернета


С конца 1980-х и далее FidoNet и Usenet постепенно начала затмевать тень интернета. Ко второй половине следующего десятилетия они были полностью поглощены ею.

Usenet переплелась с веб-сайтами интернета благодаря созданию протокола NNTP сетевого протокола передачи новостей в начале 1986. Его задумала парочка студентов Калифорнийского университета (один из филиала в Сан-Диего, другой из Беркли). NNTP позволял узлам сети TCP/IP в интернете создавать новостные серверы, совместимые с Usenet. За несколько лет большая часть трафика Usenet уже шла через эти узлы, а не через uucp по старой доброй телефонной сети. Независимая сеть uucp постепенно зачахла, а Usenet стала очередным приложением, работающим поверх TCP/IP. Невероятная гибкость многослойной архитектуры интернета с лёгкостью позволяла ему поглощать сети, приспособленные для единственного приложения.

Хотя в начале 1990-х между FidoNet и интернетом существовало несколько шлюзов, позволявших сетям обмениваться сообщениями, FidoNet не была единственным приложением, поэтому её трафик не мигрировал в интернет так, как это произошло с Usenet. Вместо этого, когда люди вне академических кругов впервые начали изучать доступ в интернет во второй половине 1990-х, BBS постепенно либо поглощались интернетом, либо становились ненужными. Коммерческие BBS постепенно попали в первую категорию. Такие мини-копии CompuServes предлагали доступ к BBS за ежемесячную плату тысячам пользователей, и у них было несколько модемов для приёма нескольких входящих вызовов одновременно. С появлением коммерческого доступа в интернет эти предприятия подсоединили свои BBS к ближайшей части интернета и начали предлагать доступ к нему своим клиентам в рамках подписки. Чем больше сайтов и сервисов появлялось в расцветающей всемирной паутине, тем меньше пользователей подписывались на услуги конкретных BBS, и поэтому эти коммерческие BBS постепенно превратились в простых провайдеров интернета, ISP. Большая часть любительских BBS превратилась в города-призраки, поскольку пользователи, желавшие выйти в интернет, перешли к местным провайдерам, а также к филиалам более крупных организаций типа America Online.

Всё это прекрасно, но каким образом интернет занял такую доминирующую позицию? Как малоизвестная академическая система, годами распространявшаяся по элитным университетам, в то время как такие системы, как Minitel, CompuServe и Usenet привлекали миллионы пользователей, вдруг вырвалась на передний план и распространилась как сорняк, поглотив всё, что было до неё? Как интернет стал силой, завершившей эру фрагментации?

Что ещё почитать и посмотреть


  • Ronda Hauben and Michael Hauben, Netizens: On the History and Impact of Usenet and the Internet, (online 1994, print 1997)
  • Howard Rheingold, The Virtual Community (1993)
  • Peter H. Salus, Casting the Net (1995)
  • Jason Scott, BBS: The Documentary (2005)
Источник: habr.com
К списку статей
Опубликовано: 03.07.2020 10:08:54
0

Сейчас читают

Комментариев (0)
Имя
Электронная почта

Сетевые технологии

История it

Usenet

Arpanet

Fidonet

Unix

Категории

Последние комментарии

© 2006-2020, personeltest.ru